О
П
Д
Т
М
К

Игорь Дарда: «Образование услугой не является»

16 июля 2021
EN
30 лет — полёт нормальный. К юбилею Российского нового университета

От чего зависит качество образования, и кто его контролирует? Что такое аккредитация? Облегчит или усложнит жизнь вузам 170-й федеральный закон? Как люди попадают в высшую школу и почему Российский новый университет — «тёплый», «развивающийся» и «профессиональный»?

Рассказывает проректор по качеству образования и аккредитации РосНОУ Игорь Дарда.

— Игорь Владимирович, как складывался ваш профессиональный путь?

— Вся моя сознательная жизнь связана с образованием. Мои родители — профессиональные педагоги. Они вместе работали в техникуме и даже дома обсуждали рабочие моменты. Я невольно слушал и думал про себя, что никогда не буду педагогом! Но судьба распорядилась иначе. После окончания в 1980 году Новочеркасского политехнического института (сейчас Южно-Российский государственный политехнический университет имени М. И. Платова — прим. ред.) я остался ассистентом на кафедре и с тех пор уже более 40 лет работаю в высшей школе.  

— Какую специальность вы получили?

— Я технарь в чистом виде — инженер-механик по специальности «Механическое оборудование производства строительных материалов». И кандидатская, и докторская диссертации связаны с машинами и адаптивными механическими системами. Первая дисциплина, которую я преподавал, называлась «Теория механизмов машин». Обычно студенты расшифровывают её не иначе как «Тут моя могила».

— Как вы пришли в Российский новый университет?

— В конце 1990-х я был руководителем одного из негосударственных вузов Ростовской области. Благодаря тому, что вуз был негосударственный, о Российском новом университете слышал много, со временем познакомился с его ректором — Владимиром Алексеевичем Зерновым. В РосНОУ часто бывал как ректор негосударственного вуза и как член ассоциации негосударственных образовательных организаций, выступал на совещаниях. Конечно, тогда не мог предположить, что когда-нибудь буду работать в этом университете.

В начале 2000-х годов переехал в Москву, занимал разные должности в государственных и негосударственных вузах, пока в один прекрасный момент шесть лет назад мне не позвонил Владимир Алексеевич и не пригласил на работу в РосНОУ.

— Быстро приняли решение о переходе в РосНОУ?

— Да, без раздумий и колебаний. Хотя говорят: нужно выдержать паузу, подумать, а не сразу соглашаться. Но решение принял моментально и ни одного дня об этом не жалел.

Частный вуз — это гораздо меньшая заорганизованность, большая оперативность управления, гибкость образовательного процесса, возможность привлекать лучших преподавателей и, наконец, финансовая самостоятельность.

— Выбор делали без опаски? Всё-таки вуз частный, фактически на самообеспечении.

— Я хорошо представлял себе риски, связанные с обеспечением финансовой устойчивости негосударственного вуза, решением вопросов совершенствования материальной базы. Но, вместе с тем, это гораздо меньшая заорганизованность, большая оперативность управления, гибкость образовательного процесса, возможность привлекать лучших преподавателей и, наконец, финансовая самостоятельность. В начале 2000-х нормативно-правовая база в области образования была лояльнее, поэтому работать было проще. Сегодня система образования более зарегулирована, правовое поле достаточно сложное, издаётся масса нормативных документов, иногда противоречащих друг другу. В значительной степени усилен контрольно-надзорный аппарат: «шаг влево-вправо — расстрел».

Дело не в том, какой в университете процент учёных или практиков, главное, чтобы студент, оказавшись на производстве, смог решать задачи профессиональной деятельности, к которой его готовили.

— Какое образование можно считать хорошим?

— Сегодня у нас закон об образовании под качеством понимает соответствие требованиям федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС). Это определение достаточно противоречивое. То, что регламентируется в стандартах, носит рамочный характер и больше относится к выполнению формальных требований: сколько среди преподавателей лиц, имеющих учёные степени и звания, сколько представителей работодателей и прочее. Ставится знак равенства между тем, кто имеет учёную степень-звание, и хорошим специалистом. К сожалению, это не всегда одно и то же. Можно быть выдающимся учёным, но посредственным педагогом, и наоборот.

Мы часто дискутируем с ректором на эту тему и в более широком смысле слова под качеством образования понимаем то, насколько выпускник высшего учебного заведения способен выполнять функциональные обязанности на конкретном рабочем месте, владеть компетенциями, которые сформировал у него вуз. Дело не в том, какой в университете процент учёных или практиков, главное, чтобы студент, оказавшись на производстве, смог решать задачи профессиональной деятельности, к которой его готовили.

Мы считаем, что большую роль в образовательном процессе играют именно практическая направленность и взаимодействие с потенциальными работодателями. Это и согласование с ними учебных планов с целью включения нужных сегодня в реальном производстве дисциплин, и формулировка формируемых в вузе компетенций, и рекомендации по выбору программного обеспечения, владеть которым выпускник должен уметь.

Достаточно много приходится общаться с работодателями — руководителями организаций. По их рассказам, бывает, приходит на работу выпускник вуза, который совершенно не приспособлен к решению тех задач, которые стоят перед компанией. Но если в течение полугода он вливается в работу, и рядом с ним не приходится постоянно стоять, направлять его, можно считать, что он получил хорошее профессиональное образование. Это один аспект.

Другой — в вузе изучаются различные дисциплины, в том числе те, которые, на первый взгляд, никакого отношения к будущей профессии не имеют. Но лишних дисциплин в учебном плане, как правило, не бывает. Всё, что изучает студент, рано или поздно ему пригодится. Образование — процесс многогранный. Это не только получение знаний, но и формирование студента как личности. И получение навыков научно-исследовательской работы — тоже вклад в «хорошее образование».

— РосНОУ даёт качественное образование? Что является гарантом этого?

— Да, РосНОУ способен удовлетворить выбор самого требовательного абитуриента и обеспечить ему получение качественного образования. Это не означает, что нет отдельных проблем. Руководство университета постоянно мониторит ход организации образовательного процесса, совершенствует материальную базу, старается своевременно выявлять и устранять проблемные места. Университет оснастил современными установками и оборудованием восемь специализированных лабораторий для новых направлений подготовки и специальностей: «Наноинженерия», «Электроэнергетика и электротехника», «Обеспечение информационной безопасности автоматизированных систем» и других. Постоянное совершенствование материально-технической базы и образовательного процесса — политика университета и его руководства, одна из основных линий развития.

— Какие аргументы в пользу выбора РосНОУ как негосударственного вуза вы бы привели?

— Я бы не использовал клише «государственный» и «негосударственный». Государственный не всегда лучше, чем негосударственный, и наоборот. В целом, сегодня негосударственные вузы дают хорошее образование. РосНОУ является одним из лучших негосударственных вузов страны, занимает места в топовой части не только отечественных, но и зарубежных рейтингов.

РосНОУ — меняющийся вуз, стремящийся к многовекторности реализуемых направлений подготовки. Это не только гуманитарные, экономические, лингвистические, информационные, технические направления подготовки высшего образования, но и целый ряд специальностей среднего профессионального образования. Я уже не говорю о магистратуре, аспирантуре, а также о наличии бюджетных мест по ряду направлений подготовки.

— Согласно закону об образовании, учебные заведения предоставляют образовательные услуги. Как вы относитесь к тому, чтобы рассматривать образование в качестве услуги?

— В профессиональном сообществе после принятия действующего закона об образовании начались дискуссии на эту тему. Большинство и сегодня сходится во мнении, что образование, конечно, не услуга. Я иду в парикмахерскую, плачу деньги — меня стригут, мне оказывают услугу. Иду в кафе — мне приносят вкусный или не очень антрекот — тоже услуга. Но образование любого уровня — в детском саду, школе, вузе — сложный процесс, который связан не только с получением знаний — здесь ещё можно было бы поставить знак равенства с «услугой», — но и с воспитательным аспектом. Это включает в себя и занятия наукой, и формирование мировоззрения человека, гражданина, специалиста. Поэтому образование, а тем более профессиональное, услугой не является.

Образовательная организация постоянно занята совершенствованием учебно-методической документации, разработкой новых учебных планов, поскольку образовательные стандарты и нормативно-правовая база образования постоянно меняются.

— Как повышаете качество образования? Это процесс коллективный?

— Однозначно. Университет — большой и сложный организм, многоступенчатая управленческая структура: ректор, проректоры, директора институтов, заведующие кафедрами, члены профессорско-преподавательского состава, руководители и сотрудники многочисленных служб и подразделений, без которых успешная деятельность невозможна. Чтобы этот многозвенный механизм слаженно работал, должно быть чёткое взаимодействие между звеньями. И от грамотного распределения и понимания решаемых задач, делегирования необходимых полномочий, квалификации, дисциплины каждого зависит успех общего дела.

— Как привлекаете кадры?

— Мы стараемся по всем направлениям подготовки привлекать к ведению образовательного процесса специалистов-практиков, которые фактически и являются первым связующим звеном между теорией (вузом) и практикой (работодатель). Но, к сожалению, законодательство в сфере образования ограничивает такие важные возможности вуза. Например, если бы выпускной квалификационной работой руководил практик, хорошо представляющий задачи организации, куда придёт будущий выпускник, от этого выиграли бы все: и выпускник, и предприятие. Работодатель получил бы точку зрения молодого специалиста на вопросы и проблемы, с которыми сталкивается организация, предложения по улучшению рабочих, бизнес-процессов. И пусть, из-за рамок написания дипломной работы, эти предложения были бы недостаточно проработаны, но это был бы вариант решения. Однако согласно действующей нормативно-правовой базе, руководителем дипломной работы может быть только сотрудник образовательной организации, а специалиста-практика мы можем назначить лишь в качестве консультанта.

— «Лакмусовая бумажка» для качества образования — аккредитация. С чем бы вы сравнили процедуру её прохождения?

— Когда вы вопрос задавали, мне в голову пришла ассоциация с ремонтом в новой квартире. Перед тобой голые стены, не понимаешь, что и как сделать. Начинается процесс поиска рабочих, выбора и покупки материалов, споры с женой по поводу цвета обоев, потом рабочие где-то что-то напортачили…. Это суматоха, связанная с большим объёмом работы, не всегда оправданной и эффективной. Но когда наконец вытер пот, передохнул и увидел, что четыре стены превратились в уютное жильё, в которое хочется приходить и жить, появляется чувство удовлетворения.

Образовательная организация постоянно занята совершенствованием учебно-методической документации, разработкой новых учебных планов, поскольку образовательные стандарты и нормативно-правовая база образования постоянно меняются. Скучно нам никогда не бывает! А когда наступает час «Х» — срок окончания действия предыдущего свидетельства о государственной аккредитации, — то объём работ, связанных с подготовкой документов к прохождению новой аккредитации, возрастает в несколько раз, причём, что интересно, это совершенно не зависит от того, насколько планомерно и успешно вуз готовил всю необходимую документацию.

— Внеплановые проверки бывают?

— Да, конечно, бывают — и внеплановые, и плановые. И это ещё больший стресс для сотрудников, чем аккредитация. Поскольку мне приходилось неоднократно участвовать в таких проверках как со стороны вуза, так и со стороны проверяющего, могу сказать: чувствуешь себя неуютно в обоих случаях.

Названный закон меняет ситуацию: все образовательные программы, которые являются аккредитованными по состоянию на 1 марта 2022 года, будут считаться аккредитованными бессрочно. Безусловно, это плюс, но контрольно-надзорные мероприятия никто не отменяет.

— Федеральный закон № 170 сделает жизнь вуза проще или сложнее?

— Проще. Мы с вами только что затронули тему сложностей работы по подготовке к государственной аккредитации. Если вуз хочет выдавать дипломы государственного образца, то сегодня он обречён проходить аккредитацию раз в шесть лет. Названный закон меняет ситуацию: все образовательные программы, которые являются аккредитованными по состоянию на 1 марта 2022 года, будут считаться аккредитованными бессрочно. Безусловно, это плюс, но контрольно-надзорные мероприятия — те самые плановые и внеплановые проверки, о которых мы уже говорили, — никто не отменяет. Государство говорит: мы даём вам бессрочную аккредитацию, но за вами постоянно приглядываем. Как вы соблюдаете закон? Насколько качественное образование вы даёте? Своевременно ли и в полном ли объёме размещаете требуемую информацию на сайте? Поступают ли на вас жалобы, а если поступают, то насколько они обоснованы? И если что-то из перечисленного нарушите, то мы придём к вам с проверкой. Поэтому вузы постоянно должны быть настороже и чётко выполнять все инструкции и приказы не только в образовательной области, но и в санитарной, противопожарной, миграционной.

— Понятно. Научный руководитель РосНОУ, физик Сергей Капица говорил: «Руководить — это не мешать хорошим людям работать». Насколько вам близок этот принцип?

— Очень близок. В сети гуляет похожая по смыслу фраза, приписываемая Биллу Гейтсу: «Чтобы привлечь и удержать на работе умных людей, необходимо обеспечить им возможности общаться с другими умными людьми». Смысл этих высказываний близок. Я очень признателен Владимиру Алексеевичу, что он придерживается этих принципов в управлении университетом, доверяет своей команде — заведующим кафедрами, директорам институтов, проректорам. Он всегда очень уважительно относится к их мнению и крайне редко пытается навязать своё. При принятии решения ректор внимательно выслушивает все аргументы, призывает к диалогу, высказыванию альтернативных точек зрения, что способствует принятию взвешенного решения.

— Что вам нравится в работе и что — нет?

— Мне нравится работать с людьми. Коллектив в РосНОУ очень хороший — и с профессиональной, и с человеческой точки зрения. Это люди, объединённые решением общей задачи, при этом доброжелательные и неконфликтные.

Не нравится то, что связано с зарегулированностью образовательного процесса. Зачастую Минобрнауки издаёт приказ, который коренным образом меняет организацию учебного процесса или требования к нему. Не успеем мы к нему приспособиться — выходит новый приказ. И вот это «совершенствование», на мой взгляд, бесполезно и не идёт на пользу дела. «Лучшее — враг хорошего». Бесконечное изменение — смысл этой фразы, и оно не приносит ожидаемого результата.

— Что самое сложное в вашей работе?

— Часто общаюсь с сотрудниками и руководителями Рособрнадзора, Росаккредагентства, министерств, ведомств, общественных организаций. В различных рабочих группах обсуждаются вопросы развития, совершенствования системы образования, и в их состав не всегда входят люди «от образования», которые полностью понимают протекающие в вузе процессы и причинно-следственные связи. Когда приходится общаться с такими людьми, от которых иногда зависит принятие решений, и не удаётся отстоять точку зрения, которая привела бы к хорошему результату, то, конечно, становится обидно, что не смог, несмотря на все аргументы, донести свою позицию.

Моя точка зрения как человека и руководителя: при решении любого вопроса выслушать все мнения, аргументы обеих сторон.

— В работе вам часто приходится решать вопросы, связанные с претензиями студентов по объективности оценивания, условиям прохождения практики и прочим. Где грань между соблюдением интересов студента и вуза?

— Моя точка зрения как человека и руководителя: при решении любого вопроса выслушать все мнения, аргументы обеих сторон. Стараюсь принять справедливое решение, и если есть возможность, то дать студенту совет, как лучше поступить в данной ситуации, чтобы решить проблему в рамках правового поля. Конечно, всегда стараюсь стоять на страже интересов университета, прийти к компромиссу и принять такое решение, которое удовлетворило бы студента и не нанесло бы ущерба вузу.

— Бывает у вас страх ошибиться?

— Как любой человек, я могу ошибиться, и, поскольку занимаю руководящую должность и от меня многое зависит, боюсь принять неправильное решение. Не считаю зазорным обратиться за советом к коллегам. Напротив моего кабинета — кабинет проректора по учебной работе Григория Александровича Шабанова, моего старшего товарища. Мы с ним часто обмениваемся мнениями по возникшим вопросам, иногда спорим, но находим компромисс и то самое единственно верное решение.

— В ваши задачи также входит взаимодействие с директорами филиалов РосНОУ. Это сложная задача?

— Задача не из лёгких. Когда я пришёл в РосНОУ, в университете было 14 филиалов, сегодня их 6, все они находятся в разных регионах страны и даже за её пределами. То, что хорошо для одного региона по спектру направлений и специальностей, совершенно не подходит для другого, где-то у филиалов собственные здания, где-то — аренда, поэтому проблемы возникают самые разные. Филиал — это отдельный организм, самостоятельный коллектив.

Не могу не отметить филиал в непризнанной Приднестровской Молдавской Республике, в Тирасполе. Очень благодарен коллегам из Министерства просвещения Приднестровья, приложившим много усилий, чтобы этот филиал начал работать, чтобы обеспечить его кадрами и добиться достойного качества образования. И когда мы общаемся с руководителями Приднестровья, приятно слышать их отзывы о наших выпускниках, которые уже успешно работают на предприятиях региона.

Мы стараемся оказывать филиалам всю необходимую помощь: и в учебно-методическом плане, и в кадровом обеспечении.

— Есть ли проблема неравного качества образования в головном вузе и филиалах?

— К сожалению, пока есть. Должен констатировать, что в филиалах качество подготовки несколько ниже, чем в головном вузе. Мы стараемся оказывать филиалам всю необходимую помощь: и в учебно-методическом плане, и в кадровом обеспечении, благо современные информационные технологии позволяют достаточно легко это делать. Судя по отзывам членов государственных экзаменационных комиссий, различие уровней образования в филиалах и в головном вузе уменьшается.

— Какие яркие моменты за шесть лет работы вы могли бы вспомнить?       

— Я пришёл на работу в вуз как раз в тот момент, когда университет готовился к прохождению процедуры государственной аккредитации, и её непосредственно проходил, причём одновременно с половиной филиалов, поэтому пришлось помогать и им, и головному вузу. Конечно, это был сложный период, все были на нервах. Напряжение несколько отпустило только когда около полуночи мы поехали в единственное работающее в этот час почтовое отделение на Чистых прудах отправлять документы прошедшей экспертизы в Росаккредагентство. Всё прошло успешно. Затем были проверки двух филиалов РосНОУ со стороны Рособрнадзора, так что первый год работы в РосНОУ выдался действительно ярким.

— Что в ваших ближайших планах?

— Вуз планирует до начала нового учебного года пройти государственную аккредитацию по двум новым специальностям среднего профессионального образования — «Коррекционная педагогика в начальном образовании» и «Обеспечение информационной безопасности в автоматизированных системах», а осенью — профессионально-общественную аккредитацию по пяти направлениям подготовки бакалавриата и магистратуры. Это будет второй подобный опыт — недавно Юридический институт РосНОУ успешно прошёл профессионально-общественную аккредитацию, но кроме него ни один наш институт такую процедуру оценки своей деятельности с привлечением представителей работодателей ещё не проходил. Так что планов много.

— Как бы вы охарактеризовали образ РосНОУ пятью эпитетами?

— Ведущий. Развивающийся. Профессиональный. Тёплый. Единственный.

Сложно описать пятью словами…. В университете, на мой взгляд, добрая атмосфера, кипит студенческая жизнь, которую в последнее время портит только ситуация с ковидом, работают замечательные люди. В вузе постоянно что-то меняется, открываются новые направления и специальности, для успешной реализации которых приходится перестраиваться: приобретать оборудование, разрабатывать документацию, привлекать кадры, искать аудитории, проходить процедуру лицензирования, аккредитации.

— Ваши пожелания к 30-летию РосНОУ.

— Развиваться, отпраздновать ещё 50-летие, 100-летие. Понятно, что такую дату будут отмечать уже дети наших детей.

Поздравляю руководство, сотрудников и студентов университета с круглой датой и желаю им удачи во всех начинаниях, здоровья в наше непростое время и хорошего настроения!

Похожие записи
Горячая линия для студентов
Адреса и телефоны

Версия для слабовидящих

Настройка размеров шрифта
Настройка межбуквенных интервалов
Настройка цветовой схемы
О
П
Д
Т
М
К
С изображениями / Без изображений