О
П
Д
Т
М
К

Сергей Кузоятов: «На премьеры я стараюсь не ходить…»

10 сентября 2021
EN
Выпускник РосНОУ стал директором театра
О том, что театр начинается с вешалки, ему известно как никому другому, и не из уст классика, а из финансовых документов и бумажных отчётов.
Хотя полученные им специальности обязывают разбираться в тонкостях экономики и юриспруденции, театральную кухню он знает не хуже, а в его послужном списке в основном творческие места работы.
Сергей Кузоятов, главный бухгалтер Московского драматического театра имени М. Н. Ермоловой, выпускник Российского нового университета (РосНОУ), 25 июня 2021 года назначен директором этого театра. Сергей Кузоятов сменил актёра Олега Меньшикова, который остался художественным руководителем театра.
18 сентября театр открывает новый сезон. Несмотря на загруженность, Сергей Валерьевич рассказал о ближайшей премьере и зрителе ермоловского театра, о «Горбачёве» и «Брежневе», о том, как сложилась «театральная» трудовая биография и о своей студенческой жизни в РосНОУ, празднующем в этом году 30-летие.

— Почему вы поступили в Российский новый университет?

— Специально вуз не выбирал и заранее никакие варианты не рассматривал. Я участвовал в Московском международном конкурсе «Одарённые дети России» и выиграл Гран-при. Представитель РосНОУ, входивший в состав жюри, предложил мне поступить без экзаменов в Российский новый университет. Так что когда все мои одноклассники мучились вопросом, какой вуз выбрать, я уехал отдыхать. Так заурядно сложилась история с поступлением.

В РосНОУ я получил три высших образования.

Первое — «Мировая экономика», второе — «Юриспруденция» и третье — «Финансы и кредит», по этому направлению подготовки я магистр. Недавно как раз вспоминал, что каждые два года я выпускался из РосНОУ (улыбается).

— А что запомнилось из студенческой жизни?

— Яркие воспоминания связаны с преподавателями Института экономики, управления и финансов, исполнительным директором Галиной Михайловной Епихиной и научным руководителем института Татьяной Михайловной Регент.

Сергей_Кузоятов_photo_2021-09-01 (1)

Честно говоря, так сразу вспомнить хорошее-плохое сложно — всё-таки с моего первого выпуска прошло 11 лет. Помню только, как я, глядя на друзей, переживал, что мне не хватает активной студенческой жизни, внеучебная жизнь немного в стороне, потому что я не живу в общежитии, мне казалось, что настоящая жизнь там.

— А участвовали ли вы в театральной студии РосНОУ, в КВН?

— Я увлекался КВН первое время, но не выступал. В театральной студии не участвовал, правда, вёл различные студенческие мероприятия. Единственный значимый творческий конкурс, в котором я принимал участие, — «Мисс и Мистер РосНОУ». Я «Мистер РосНОУ 2009». После победы в конкурсе у меня появилась «подшефная» группа. Это были ребята, которые на три года младше меня. Я чувствовал за них ответственность в плане учебной и внеучебной работы, играл роль такой «жилетки», в которую можно поплакаться: вот этот преподаватель плохо принимает зачёт! Я настолько тесно общался с этими студентами, был в курсе событий их жизни, что преподаватели даже иногда подходили ко мне и спрашивали: а где такой-то?

— Не могу не отметить ваш поставленный голос, повлияла работа в театре? Или занимались вокалом, постановкой голоса?

— Нет, абсолютно ничем не занимался. За голос спасибо моим родителям. Что касается участия в творческих конкурсах, они помогли стать более раскрепощённым, что обязательно для сотрудника театра. Работая в артистической среде, нельзя быть зажатым, скованным, не общаться с людьми. Это первое, чему учат студентов театральных вузов.

— Вернёмся к вашей трудовой биографии. Чем вы занялись после окончания вуза? Кстати, во время учёбы работали?

— Я постоянно работал — ещё с 10 класса. В университете работал в параллель с учёбой. Заканчивая получение первого высшего образования, работал методистом в Центре налоговых консультантов РосНОУ. Дальше всё сложилось спонтанно. Мне позвонила подруга и спросила: не хочешь поработать вместо меня главным бухгалтером в Московском детском камерном театре кукол? Параллельно позвали в театр «Новый балет» первым заместителем руководителя. Совмещал две должности. В 2013 году Департамент культуры города Москвы предложил перейти в Театр имени Ермоловой на должность главного бухгалтера.     

Поскольку на протяжении десяти лет

я был главным бухгалтером в разных театрах, у меня развилась профессиональная деформация.

Кузоятов_2

— Понятно. А сами вы часто бываете в театре? Насколько театр вам близок?

— Театр мне, конечно, близок. Но на спектакли, по крайней мере, на премьеры я стараюсь не ходить, потому что, на мой взгляд, первые три-пять спектаклей инсценировка «обкатывается». После этого можно пойти посмотреть: никто не забудет текст (улыбается), не будет никаких накладок — и увидишь спектакль в том виде, в котором он задуман. Но это сугубо личное мнение.

Поскольку на протяжении десяти лет я был главным бухгалтером в разных театрах, у меня развилась профессиональная деформация. Очень часто ловлю себя на мысли, что смотрю не на саму постановку, а на то, сколько стоят декорации, костюмы, как всё технически сделано. Не воспринимаю спектакль как художественное действо.

— Что смотрели в последний раз?

— В мае этого года ходили с компанией в Театр наций на «Горбачёва». А перед «Горбачёвым» посмотрели «Бэтмен против Брежнева» в Театре на Малой Бронной. Могу сказать: коллеги — молодцы.

— Какие вопросы вам приходится решать как директору театра?

— Очень многие, прежде всего, хозяйственные. Если вы проходили по Тверской, то наверняка видели, что у нас сыплется фасад. Периодически прорывает трубы. Наше здание давно капитально не ремонтировалось. Локальные косметические ремонты мы проводим при помощи мэрии Москвы. В 2014 году город построил нам Новую сцену. Но есть ещё старая часть здания, которая нуждается в капитальном ремонте. Вообще наше здание — объект культурного наследия, точная дата закладки фундамента и постройки неизвестна, но, по официальной информации в БТИ, это 1890 год. Сейчас начинаем проектно-изыскательские работы, капитальный ремонт ожидаем в 2024-2025 году, всё зависит от финансовых возможностей города.

Главная возможность оптимизации — снижение налоговой нагрузки.

 Привлекаем к работе не физических лиц, а индивидуальных предпринимателей или самозанятых.

— Как в условиях пандемии оптимизируете расходы?

— Сейчас для нас самая главная возможность оптимизации — снижение налоговой нагрузки. Она большая, потому что все зарплаты, а также выплаты приглашённым артистам облагаются и НДФЛ, и страховыми взносами. Наша постоянная труппа — порядка 90 человек. Есть довольно много приглашённых артистов. Порядок цифр исчисляется десятками миллионов ежегодно. Естественно, мы в рамках закона стараемся использовать возможности, которые предоставляет государство. Привлекаем к работе не физических лиц, а индивидуальных предпринимателей или самозанятых. Это и актёры, и постановочные группы, занятые в выпуске спектакля, от режиссёра до менеджера по производству видеоконтента.

— А среди индивидуальных предпринимателей много актёров?

— Довольно много.

— Экономия существенна?

— Порядка 27 %.

— Как разделены полномочия директора и художественного руководителя театра? Вы плотно взаимодействуете с Олегом Меньшиковым?

— С Олегом Евгеньевичем мы работаем в параллели. Он отвечает за художественную составляющую театра — создание спектаклей, определение их художественного уровня, составление репертуара. Это его направление деятельности. Я утверждаю репертуар, но в творческие вопросы не вмешиваюсь.

— А бывает, что спектакль по каким-то причинам «не пошёл»? В этом случае ваше мнение имеет вес?

— Определённо. Очень большой плюс взаимодействия с Олегом Евгеньевичем — мы с ним смотрим в одну сторону. Если я говорю, что за свет в спектакле мы платим больше, чем он приносит денег, игра ради игры бессмысленна, то Олег Евгеньевич прислушивается, и при всей любви к спектаклю мы вынуждены исключать его из репертуара. И наоборот. Если Олег Евгеньевич отстаивает спектакль с художественной точки зрения, то мы с ним взвешиваем все «за» и «против» и принимаем согласованное решение.

— Артисты обращаются к вам с просьбами напрямую?

— Кадровые, финансовые, хозяйственные вопросы — моя зона ответственности. Приказы издаются за моей подписью.

— А если артист решит, что ему стоит повысить зарплату?

— Зарплаты устанавливаются централизованно, поэтому такие вопросы не возникают. Оклад зависит от стажа, квалификационной группы, почётного звания и других показателей. Всё это мы в обязательном порядке согласуем с Департаментом культуры города Москвы. Скажу вам больше: артисты — специфическая группа людей. Некоторые из них, получая ежемесячно одну и ту же зарплату, звонят и спрашивают: мне тут деньги пришли, а это за что? Крайне редко встречаются артисты, которые до копейки отслеживают свои доходы.

— Скоро в Театре Ермоловой откроется театральный сезон. Что необходимо успеть сделать?

— У нас сейчас готовится спектакль «Леди Макбет Мценского уезда», в главной роли — Кристина Асмус. 20 августа наши сотрудники вышли из отпусков, приступили к репетициям.

Процесс выпуска спектакля отчасти заранее спланированный, а отчасти непредсказуемый. Режиссёр смотрит и говорит: а мне сюда надо ещё восемь таких же стульев — и начинается «веселье». Сейчас задача выпустить новый спектакль на высоком художественном уровне, чтобы зрители пришли и оценили. Мы стараемся всё успеть к открытию сезона.

Мы взяли курс на развитие маркетингового направления деятельности, хотим заполнить собой эфир, чтобы Театр имени Ермоловой больше был на слуху.

— У вас есть постоянный зритель?

— Он есть у каждого театра. По нашим подсчётам, у Театра имени Ермоловой это примерно тысяча с лишним человек. За год наш театр посещают сто тысяч человек. Постоянные зрители — особая категория людей. Они нас любят, следят за нашими постановками, всегда приходят на первые спектакли сезона, на все премьерные спектакли и на закрытие сезона.

— А как вообще зритель приходит в театр?

 — Кому-то интересен определённый режиссёр, кто-то любит определённого артиста, кому-то интересна постановка. Критериев выбора достаточно много. Нельзя исключать и группу людей, которая решает вопрос, как провести вечер пятницы. Давайте куда-нибудь пойдём. Рестораны надоели, а вот в центре Москвы есть Театр имени Ермоловой, пройдёмся по Красной площади и зайдём к ним. Такой культпоход.

Сейчас кассы у нас не работают, мы продаём билеты только онлайн. Но люди периодически заходят прямо перед началом спектакля: здравствуйте, хотим к вам сегодня попасть. Мы направляем их на сайт покупать билеты, но большинство спектаклей у нас проходят с аншлагом, поэтому не всегда удаётся найти места.

— Сейчас в залах у вас особая рассадка?

— Шахматная.

— А ещё какие ограничительные меры?

— Масочный режим, антисептики.

Когда видишь, что твоя работа не нужна, руки опускаются.

Конечно, артисты продолжают играть, потому что они профессионалы.

— Что необходимо, чтобы в театре жило искусство?

— Это комплекс разных условий. Как бы банально ни звучало, должна быть хорошая атмосфера в коллективе. И коллективом я считаю не только артистов, но и постановочную часть, и художественное руководство, и дирекцию, и хозяйственные службы. В театре принято здороваться, независимо от того, знаешь ты человека или нет. Всегда идёшь и здороваешься, может быть, пять-шесть раз в день, как в детском лагере.

Когда в коллективе тёплая дружественная атмосфера, это 50 % успеха. Дальше — банально: всё упирается в деньги, потому что все, кто занимается искусством, хотят понимать, зачем они приходят на работу, думать об искусстве, а не о том, как прокормить семью.

Ну, и, естественно, зритель. Это тоже очень большая составляющая успеха. Зритель бывает разный. Когда артисты выходят на сцену и видят зрителя, который понимает, что они хотят донести, то играют с совершенно другой отдачей. Многие наши коллеги грешат тем, что нагоняют зрителя разными способами, начиная кадетскими корпусами и заканчивая ещё кем-то. Если в зале сидят люди, которые пришли из-под палки, им это не нужно, не интересно, и артисты это чувствуют. Когда видишь, что твоя работа не нужна, руки опускаются. Конечно, артисты продолжают играть, потому что они профессионалы, но осадок остаётся.

— Артисты в вашем театре будут играть спектакль при любом количестве зрителей?

— Играть на пустой зал трудно. Одно дело, когда идёт репетиция, и в зале только режиссёр, другое — когда спектакль, а людей в зале меньше, чем на сцене. Это не только  психологически тяжело для исполнителей, но и абсолютно неоправданно финансово, поэтому нам проще отменить или заменить спектакль, извиниться и вернуть людям деньги. Хотя мы стараемся этого избегать.

— А как зрители реагируют на такую ситуацию?

— Если спектакли равносильны по тематике, уровню артистов, то, как правило, нормально. Многие расстраиваются, но всё равно остаются. Потому что поход в театр — это событие, к нему люди готовятся.

— Чем измеряется успех театра?

— Здесь, наверное, один показатель — восприятие зрителя. Если у нас идут спектакли с аншлагами, значит, мы успешны. Если мы вынуждены напрягаться, чтобы продать билеты, и зазываем в театр разными способами, обещаем «конфетку», то уже сложно назвать себя успешными, в такой ситуации мы, скорее, выживаем.

— На какую возрастную аудиторию рассчитан репертуар театра?

— У нас разные спектакли, которые нацелены на различные возрастные группы, и разный зритель. Есть спектакли чисто молодёжные, которые людям среднего возраста не интересны. В основном так у нас работает Новая сцена, условно говоря, экспериментальная площадка. Там пространство для молодых режиссёров, которые выражают современное видение классических постановок.

Есть чисто классические спектакли, есть классика в современном прочтении. Например, у нас идут спектакли «Ревизор» и «Демон» в версии без слов. Эти постановки очень любят школьники, и учителя их к этому подталкивают в качестве дополнительного мероприятия после прочтения произведения. Это чисто танцевальные спектакли, энергичное полуторачасовое представление.

— Сергей Валерьевич, в РосНОУ работает театральная студия. Есть ли возможность сотрудничества студии и Театра имени Ермоловой? Могли бы, например, артисты театра провести мастер-класс для наших студентов?

— Теоретически такая возможность существует. Мы открыты для общения и взаимодействия.

— В этом году Российскому новому университету исполняется 30 лет. Чего бы вы пожелали своей альма-матер?

— Развития и процветания. Все эти годы РосНОУ целенаправленно развивался, и я желаю сотрудникам университета ценить работу и приходить на неё с радостью, понимать, почему они здесь, и не разочаровываться!

А руководителям Института экономики, управления и финансов Галине Михайловне Епихиной и Татьяне Михайловне Регент желаю безграничного терпения и понимания!

Похожие записи
Горячая линия для студентов
Адреса и телефоны

Версия для слабовидящих

Настройка размеров шрифта
Настройка межбуквенных интервалов
Настройка цветовой схемы
О
П
Д
Т
М
К
С изображениями / Без изображений