О
П
Д
Т
М
К

«Это огромный опыт и польза для души и учёбы»: студенты и преподаватель ГТ стали призёрами олимпиад по переводу

21 апреля 2021
EN

В апреле 2021 года студентки Института гуманитарных технологий Российского нового университета (РосНОУ) Марина Першикова, Наталья Худякова (специальность «Перевод и переводоведение») и доцент кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации Анна Сергеевна Трунова заняли призовые места в олимпиадах по переводу. Кроме того, студентка Института гуманитарных технологий (специальность «Перевод и переводоведение) Юлия Щекотихина участвовала во второй международной конференции «Китайский язык: актуальные вопросы языкознания, переводоведения и лингводидактики», которая проходила в МГИМО.

Марина Першикова и Наталья Худякова приняли участие в Международной олимпиаде по переводу художественного и поэтического текстов, которую проводил Новосибирский государственный технический университет. Марина заняла первое место по направлению «Перевод поэтического художественного текста с английского языка на русский», Наталья — первое место по направлению «Перевод прозаического художественного текста с английского языка на русский».

VZ2T0IenJ6k

Анна Сергеевна Трунова стала призёром Всероссийского конкурса художественного и юридического перевода в номинации «Китайский язык, художественный перевод».

Студенческий медиацентр E-NOTE побеседовал со студентами-переводчиками о подготовке заданий и о полученном опыте, который они смогут применить в своей профессии.

Какие задания вы выполняли на олимпиадах?

Мне нужно было сделать перевод стихотворения с английского языка на русский. Это был первый раз, когда я переводила стихотворение, а не писала его сама, поэтому не рассчитывала, что моя первая попытка увенчается успехом. Я перевела стихотворение сразу, с первой до последней строчки, а потом на протяжении дня редактировала, подбирая более удачную рифму. 

Марина Першикова

Оригинал

Long Life by Tricia Mae Chua

Life is too short to be spent
griping about the past,
things you don’t have,
places you haven’t seen,
things you haven’t done.

Life is too short to be spent
holding grievances against another,
finding fault in your brother,
counting the wrongs done on you.

Life is just long enough
to enjoy the beauty of a sunrise
the smell of wet earth
and the sound of laughter
after a long day’s work.

Life is just long enough
to practice compassion and generosity,
to comfort the grieving,
to lend strength to the fainthearted,
and direction to the lost.

Перевод Марины

«Жизненный путь»
Триша Мэй Чуа

Жизнь так коротка – не тратьте её на то,
Чтоб о прошлом скорбить:
О том, что не сделал,
О том, где ты не был
И что не успел завершить.

Жизнь так коротка для досад, для обид,
Для поиска мелких соринок
В глазах наших близких (а кто не грешит?),
Для счета чужих ошибок.

Но жизненный путь в самый раз для иного:
Прекрасной зарёй по утру насладиться,
Почувствовать запахи влажной земли,
Вернуться с работы и смехом залиться.

И жизненный путь впору, чтоб проявлять
Сострадание, великодушие…
Всех, кто нуждается, – тех утешать,
Всем, кто слаб духом, – сил придавать
И на путь наставлять всех заблудших.

Я узнала об этой олимпиаде за четыре дня до окончания приёма заявок. Я часа за четыре перевела художественный текст, где была одна страница на английском, и на следующий день перечитывала, немного редактируя. И затем отправила на конкурс за несколько часов до окончания приёма. 

Наталья Худякова

Оригинал текста

The Other Side of Sorrow
Peter Corris

It was my day for visiting clinics. Dr Macleod’s setup went under the name of the Macleod Medical Clinic, according to the brass plate on the gate that gave pedestrian access. This was beside a driveway, also gated, and set into a high brick fence surrounding a half-acre block that commanded a good view across to the vast sprawl of Rookwood cemetery. The brass plate also listed Dr Macleod’s various degrees and diplomas. It was hard to guess from some of the initials exactly what medical fields they covered — and the institutions that had awarded them weren’t mentioned.

For me, I was dressed formally. Not the suit, but I’d exchanged my usual casual jacket for a blazer, my jeans for a pair of charcoal slacks and I had on a clean blue button-down shirt and black slip-ons. No tie. I fancied I looked the part of an energetic semi-professional pursuing his lawful occupation. The gun under my arm was licensed after all, even if the one held on a clip under the dashboard of the Falcon wasn’t and the lock picks attached to my key ring would cause any alert policeman to take them from me, put me behind some bars and see how I got on from there.

The wall was two metres high with a strand or two of razor wire on top. Top security. Maybe the doctor collected Old Masters. I pressed the intercom buzzer beside the gate, got a recorded message and stated my business. There was a humming noise and the gate clicked open. Inside I noted grass and cement in about equal amounts; a well-tended native garden with seats and benches. It looked as if the doc liked his patients to sit in the sunshine while they waited for him — or while they wrote out their cheques afterwards. I realised that I was making judgements on the basis of Ian Sangster’s information. Why not?

The main building was a long, low piece of colonial architecture, much modified over about a hundred years. A series of signs directed deliveries to the back, patients to one verandah entrance, business callers to another. My visit to the other clinic had filled me with confidence about my robust health; I was here on business.

I responded to a ‘Please Open’ sign on a door and found myself in a waiting room that resembled something you’d see in an accountant’s office. Leather armchairs, low table, business magazines. A disembodied voice said, ‘Please make yourself comfortable. Dr Macleod will be with you in a moment. Please avail yourself of the refreshment facilities.’ This meant a coffee machine and a fresh juice dispenser. I made a cup of coffee and sat down. The seat hissed under me the way well-upholstered vinyl pretending to be leather will and I felt better. The coffee was lousy.

Перевод Натальи

Обратная сторона скорби
Питер Коррис

Сегодня я решил сходить в клинику. На воротах заведения, принадлежащего некоему доктору Маклауду, висела медная табличка, на которой так и указано было: «Медицинская клиника доктора Маклауда». Ворота, кстати, были уже вторые по счёту; первые меня встретили одной подъездной дорожкой ранее, большие ворота с не менее большим кирпичным забором, захватившим площадь в половину акра, но зато открывавшим прекрасный вид на Руквудское кладбище. Помимо названия учреждения, на табличке красовались ещё и всевозможные степени и грамоты доктора Маклауда. Некоторые сокращения для меня так и остались загадкой: понять, что это за сфера медицины вообще, было затруднительно — да и организации, выдававшие все эти дипломы и звания, указаны также не были.

Но поговорим обо мне. Внешний вид — серьёзно-официальный. Не костюм, конечно, но и не привычные куртка с джинсами, а пиджак и угольно-серые брюки. Даже рубашку чистую надел, синюю, и слипоны черные. Только галстук отсутствовал. В общем, впечатление производилось, вроде бы, человека делового, энергичного, этакого полупрофессионала, легально исполняющего свои легальные обязанности. И даже пистолет у меня в кобуре находился более чем легально, с лицензией на владение («нелегальный»-то я оставил в машине, скрытым под приборной панелью). А, ну отмычки ещё болтались в ключнице, вызывая у любого мало-мальски бдительного полицейского желание их отобрать, меня посадить за решетку и смотреть, как я справлюсь с такой преградой.

Забор был высотой метра два, с колючей проволокой сверху. Уровень безопасности — максимальный. У доктора там что, коллекция полотен кисти величайших мастеров древности? В общем, я вдавил кнопку домофона и сообщил откликнувшемуся автоответчику о цели своего визита. Затем раздалось тихое жужжание, и, со щелчком, ворота распахнулись передо мной, впуская внутрь. Двор представлял собой практически в равных количествах распределённые зелень и бетон; повсюду ухоженные аллеи со стульчиками да скамеечками. Всё ради того, чтобы пациентам было где наслаждаться лучами солнышка в ожидании приёма — и чтобы было потом куда присесть, выписать чек за этот самый приём. Хотя, кажется, свои выводы я делаю, основываясь на известной мне уже информации. Но почему бы и нет, впрочем?

Главное здание — низкое и вытянутое вширь, выполнено было колониальном стиле, однако сильно видоизменилось и поистрепалось за последнюю сотню лет. Повсюду указатели, посылающие каждого в нужные направления: доставка — к черному входу, пациентам — в другую сторону, на вход с веранды, а кто заявился с деловым предложением, тем — в ещё более другую сторону, противоположную. В качестве пациента я уже приходил в другую клинику, где получил уверения в крепости моего здоровья; здесь же я исключительно по работе.

Следуя указаниям написанного на двери «Пожалуйста, заходите», я оказался в приёмной комнате, очень схожей с приёмными любого среднестатистического офиса. Кожаные кресла, низкий журнальный столик, бизнес-журналы на нем же. Не имеющий обладателя голос учтиво выдал: «Прошу, устраивайтесь поудобнее. Доктор Маклауд сейчас подойдёт. Можете воспользоваться всеми необходимыми удобствами». Под «удобствами» подразумевались, видимо, кофеварка и автомат со свежевыжатым соком. Кофе я себе сделал, опустился на диван, заскрипевший подо мной типичным звуком замаскированного под кожу винила. Сразу полегчало на душе. Правда вот кофе на вкус — паршивей некуда.

О том, что в МГИМО будет проводиться конференция, я узнала совершенно случайно. Мне на электронную почту пришло письмо от научного руководителя, и я подумала: «Почему бы и нет», ведь я уже на протяжении трёх лет занимаюсь научной деятельностью. У меня были научные материалы и планы, а также идея создать свою платформу наподобие БКРС, на которую будут поступать данные из различных китайских источников. Я нашла ресурс, в котором фиксируются все китайские неологизмы, которые приходят в язык. Это нужно было донести до научной общественности и всех тех, кто занимается изучением китайского языка.  По поводу этой платформы интересовались представители региональных вузов, так как это очень актуально для переводчиков, особенно для тех, кто переводит в нефтегазовой промышленности и подобных сферах. Там много слов, которых нигде нет, часто появляются новые термины, и их нужно срочно переводить. Поэтому я решила рассказать людям о тех наработках, которые у меня уже есть.

Юлия Щекотихина
С какими сложностями вы столкнулись при выполнении заданий?

Моё стихотворение — глубоко философской направленности: как коротка жизнь для обид, разочарований и зависти и какая она длинная, если ты добр и милосерден к ближнему. Трудно было выдержать рифму и передать суть стихотворения, его великодушное настроение.

Марина Першикова
k50U6nf78GU

По стилистике мой текст был не очень сложный, нужно было перевести всего одну страницу. Это небольшой объём, но сложности таких отрывков — в отсутствии контекста. Невозможно понять, какая это глава — первая, пятнадцатая или сороковая, что за человек, имя которого приводится, герой ли это или отсылка к какому-то другому произведению. И всё это надо адаптировать во время перевода. Пытаешься искать информацию, не находишь и что делать? Стараешься выкручиваться. Не могу сказать, что было сложно, если взять работу в общем, но без препятствий не обошлось.

Наталья Худякова
tPRFOz_Iq9A

Самое сложное в выступлении на конференции — донести свои мысли до взрослой аудитории. Люди, которым я представляла свою работу, кандидаты и доктора наук, и они очень требовательно относятся к работам студентов. Перед ними страшно выступать, волнуешься, насколько твоя работа хороша. Я рада, что у меня получилось.

Юлия Щекотихина
AvaEUf09YMI
Понравился ли вам конкурс? Расскажите о своих впечатлениях

Это был очень полезный и интересный опыт. Я первый раз решилась перевести стихотворение с английского на русский и не рассчитывала на победу. Даже если бы я ничего не выиграла, то всё равно была бы довольна. 

Марина Першикова

Я присоединюсь к мнению Марины — это очень интересный опыт. Олимпиады и конкурсы — это всегда очень волнующе. Когда отправляешь работу, думаешь: «Насколько хорошо ты это сделала, получится ли что-то выиграть?». При этом не настраиваешься на победу, чтобы потом не расстраиваться, если вдруг что-то не получится. У меня есть принцип: «Надейся на лучшее, готовься к худшему». Поздно вечером, в день объявления результатов я смотрела список победителей и увидела своё имя одним из первых. Я сообщила всем знакомым и была в восторге. Думаю, что буду участвовать в следующих конкурсах.

Наталья Худякова

Когда я увидела подтверждение, что меня пригласили на конференцию, то рассказала всем своим знакомым. Для меня участие в конференции МГИМО — это возможность заявить о себе в научном мире. Здорово, что наш замечательный университет РосНОУ и наша кафедра перевода предоставляют такую возможность и, самое главное, поддерживают всех студентов.

Юлия Щекотихина
Было ли участие в олимпиадах полезно с профессиональной точки зрения?

Да, это было полезно и с точки зрения практики перевода, и с точки зрения формирования чуткости к мыслям автора, поэтического чутья. Мы с Ксенией Леонидовной Полонской провели значительную работу над подбором синонимов к слову «милосердный». В последнем четверостишье «милосердный» не ложилось в ритм стихотворения, но ни одна из десяти подобранных рифм не легла лучше, чем это слово. В итоге мы решили оставить его.

Участие в олимпиаде — огромный опыт и польза для души и учёбы.

Марина Першикова
Диплом Марина_page-0001

Любой перевод — это практика и польза, даже когда переводишь несложный текст. Это идёт в копилку опыта переводчика. Конкурс важен для портфолио: при собеседовании на работу или при поступлении в учебное заведение.

Наталья Худякова
Диплом Наталья_page-0001

Для меня это был переводческий опыт. Всё, что я сделала, поможет мне при написании курсовой и дипломной работы, а также при поступлении в аспирантуру, если решусь на этот шаг.

Юлия Щекотихина
Sertifikat_Schekotikhinoi_774_page-0001

Своими впечатлениями от Всероссийского конкурса по переводу поделилась доцент кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации РосНОУ Анна Сергеевна Трунова.

Задание на конкурсе было следующее: перевести фрагмент из моего любимого романа писателя Лао Шэ «Четыре поколения под одной крышей» первой половины XX века. Это произведение я очень люблю, поэтому решила принять участие в конкурсе. Этот опыт был для меня однозначно полезен, так как помог избавиться от синдрома самозванца, я поняла, что я хороший переводчик.

Анна Сергеевна Трунова
Диплом Анны Сергеевны_page-0001

Мы поздравляем Марину, Наталью и Анну Сергеевну с призовыми местами в олимпиадах, Юлию с участием в научной конференции и желаем научных и профессиональных успехов!

Студенческий медиацентр E-NOTE:
Елена Жилудько,
Дарья Фролова,

Элен Фомина,
Элида Бикитеева,
Алексей Рожков

Похожие записи
Горячая линия для студентов
Адреса и телефоны

Версия для слабовидящих

Настройка размеров шрифта
Настройка межбуквенных интервалов
Настройка цветовой схемы
О
П
Д
Т
М
К
С изображениями / Без изображений